Пестяковское сельское поселение Пестяковский район Ивановской области - Наша гордость

Валентина Александровна Смирнова

Кто возвратит детство ребёнку, прошедшему через ужас, голод военных лет? Что помнит он? Что может рассказать? Наша землячка, В.И. Смирнова, поведала в беседе о своей жизни.

- Я родилась 19 октября 1936 года в деревне Иваново Никулинского сельсовета. Родители, Александр Николаевич и Капитолина Ивановна, работали в колхозе. В семье было четверо детей: Евлампия, я, Римма и Александра. Отец в связи с тем, что семья увеличивалась, приступил к постройке дома. Но не успел достроить, так как началась война с фашистами и его забрали на фронт. В начале 41-го только помню, что отец уезжал на телеге, в которую была запряжена серая лошадь.

В войну жизнь была трудная. Как рассказывала мама, денег в колхозе не давали, а налоги постоянно требовалось сдавать государству. У нас была корова, значит, необходимо было сдать государству 320 литров молока. Дополнительно  налог включал 50 яиц (неважно, есть куры или нет), и т.д.  Кроме того, приходилось делать государственный заем – сдавали деньги на облигации. Ели всё, что придется. Как только появлялись побеги, мы обрывали зеленую траву, ели пастыши, лебеду, обваривали крапиву, затем её «уминали», ели побеги липы и т.д. Как только вырастал на грядках лук-зимняк, мать ходила во Фролищи, продавала или меняла на кусочки хлеба. Этот продукт был очень редким на столе. Зачастую ели гнилую картошку или мамка делала из неё лепешки. Радовались, когда на столе был колоколец. Была корова-кормилица, за счет неё и жили. Кроме молока на столе были пустые щи, картофельные лепешки. Но, несмотря на все трудности, мы оставались детьми – пусть голодные, но все равно бегали, играли. И это время осталось в памяти.

В 1942 году  под Москвой в боях пропал без вести отец, было много слез… В 1943 году пошла в Никулинскую школу, до которой было 2 километра. Из деревни нас набиралось 19 детей. Обуви не было, ходили босиком. А в остальное время в валенках – они были у нас и весной, и осенью, и зимой. Помню, моя старая бабка отдала мне старинную шубейку с оборками… Одноклассники смеялись, но ходить мне больше было не в чем. В школе в то время не кормили, мамка давала с собой «четверку» молока, две варёные картофелины, на большой перемене это был мой обед.

Запомнилось, мама рассказывала, как мы встретили Победу – она в этот момент сеяла с решетом, перевешенным через плечо. И как раз в тот день нашла в траве гнездо с яйцами птиц куликов. Мамка пришла домой и сказала: «Ребята, война закончилась, сегодня праздник, будем делать яичницу!» Были слезы радости и горя  — папа же не вернулся. Мы ждали его ещё несколько лет. А вдруг где-то в госпитале лежал или случилась ошибка, как бывает на войне? Но, увы...

Жизнь шла. Бегали в школу, весной и осенью по льду или воде заливных лугов босиком, зажав обувку под мышками. Я в семье была покрупнее всех, здоровье в то время имелось. Поэтому зачастую вместе с мамкой выходила в поле на работы, чтобы ей помочь. Помню, в 11 лет с ней  и другими работниками ремонтировали дорогу от деревни Луполово в направлении деревни Верещагино. Копали ямы метр на метр и метр глубиной, таскали землю на дорогу, заделывали колдобины и выбоины, чтобы могла ездить техника. Под конец дня руки уже не держали лопату. В 1947 году перешла в Неверово-Слободскую школу. После 7-го класса, чтобы помочь матери, (ей одной было очень тяжело растить четверых детей) пошла работать на приемку молока в д. Никулино. После сдачи населением отвозила его в д. Вербино на молокозавод.

В то время познакомилась с Алексеем Смирновым из близлежащей деревни Панино, стали встречаться, дружить. Он как раз недавно пришел из армии, был видный, симпатичный парень. Устроился на работу в лесничество, валил лес. Вместе ходили на танцы, в кино, провожал меня до дома. И осенью 1956 года мы поженились. Свадьбу сыграли в Панино, гостей было около 30 человек. Все было, конечно, скромно, с финансами в то время было трудно. У супруга семья была большая, поэтому мы решили жить отдельно. Поднакопили денег, купили маленький, старенький домик в д. Панино, Алексей переложил его, поменял кое-какие бревна, и мы въехали в свой собственный дом. Из мебели были только стол и кровать. Мы купили четверку «беленькой» и, сидя на кровати, отметили новоселье. Я уже устроилась работать в колхоз на ферму в телятник. Очень любила своих подопечных, постоянно заботилась о них. Помню, один теленок заболел, у него началось что-то типа дизентерии, лежал, весь грязный. Я говорю своей подружке: давай его хоть помоем, если умрет, то хоть чистеньким. Вымыли малыша, вынесли его на улицу на солнышко погреться. То ли благодаря нашей любви и заботе, то ли в силу собственных сил, но теленочек поправился. Мы за него радовались, как за родного. На телятнике было очень тяжело работать: мы сами заготавливали дрова для печей, топили, носили из колодца воду, чтобы накормить, напоить животных, варили им еду, меняли подстилку, заготавливали сено и т.д. Трудились, не разгибая спины. Полы в телятнике всегда были вымыты добела. У нас даже навозом не пахло. Сейчас, наверное, так не работают. К тому же, после трудового дня успевали в деревне и на улице погулять, посмеяться.

В 1957 году родилась дочь Галина, в 1960 – Лидия, в 1963 – Елена. Муж шутил: “Ну и бабье царство!” Жили мы с ним душа в душу, в любви и согласии. Алексей Васильевич был очень экономный и бережливый. Нет, на нас он не экономил, но на себя лишнюю копейку не потратит. Сначала были стол и кровать, но постепенно обзавелись всем имуществом, все было куплено только на его зарплату. Он так и работал в Сезуховском леспромхозе, пилил лес. В 1972 году здоровье стало сдавать, перешел работать в совхоз. Но работа на «износ» не проходит даром, в 1976 году супруг умер. Было много слез, но слезами горю не поможешь. Мне пришлось растить дочерей и ставить их на ноги одной. Они закончили школу, получили образование, обзавелись семьями. Конечно, мне было очень тяжело без мужской поддержки, работала за двоих, слава Богу, деньги в совхозе давали, и труд телятниц и доярок (мне пришлось и в этой роли потрудиться) ценился. А иначе, не знаю, как выжили бы с девчонками.

В 1990 году попросила для помощи в совхозе строителей, они перевезли мамин дом (она к тому времени уже умерла) из деревни Иваново в деревню Никулино. В этом доме и живу по сей день. Он мне как память о родителях. За свою жизнь было очень много трудностей и препятствий, но все равно с надеждой смотрю вперед. Когда тяжело, надо улыбнуться и сказать себе: всё будет хорошо. До сих пор люблю петь песни, у меня девиз такой: “Легко на сердце от песни веселой!”  Одна беда – плохо ходят ноги. Но я не унываю, хоть уже сорок лет живу без супруга. Дети зовут к себе, но не могу оставить свой дом, здесь я родилась и выросла, сердце не дает. Дочери навещают часто, каждую неделю, у меня 5 внуков, 6 правнуков, они тоже часто приезжают, так что скучать не приходится. Сама ношу дрова, топлю печь, готовлю еду, к приезду гостей всегда пеку пироги. Жить надо, как бы ни было тяжело, — закончила В.А. Смирнова.

Во время рассказа Валентина Александровна и поплакала, и посмеялась. Добрый, душевный человек. Не отпустила меня, не угостив своими вкусными пирогами. За свою нелегкую жизнь эта женщина неоднократно награждалась многочисленными Грамотами, медалями «Победитель социалистического соревнования» и другими, является ветераном труда. Валентина Александровна, здоровья вам и долголетия!

Д.Кондин.

Фото автора

 http://nov-put.ru

http://www.culture.ru/
http://www.ivanovoobl.ru/
https://www.gosuslugi.ru
http://www.rgo.ru/ru
http://www.pestyaki.ru
https://twitter.com